Сайт Л. Суровой

Новые стихи

 

Главная страница сайта

ПОЭЗИЯ, ЭССЕ, ДНЕВНИКИ

 

      +++

      Что поделываешь?

Ищу слова. И сколько их!

Весь свет летит голубками, орлами,

Дроздами, воронами, снегирями –

Все в келью к Сергию  сообществовать с нами,

И Дух Святый теснится среди них.

27.05.11

      +++

Наши мертвые нас не оставят,
И защитники нас не сдадут,
И того, кто так ловко правит,
Приведут на суд, приведут.

А пока на столы парастаса
Мы печенья и свечи кладем,
И глаза подымаем на Спаса,
И блаженные песни поем.

Страшно, страшно лишиться отваги!
А лишились, и спрятали честь.
Куда ж тут бессильной бумаге...
Но жив Гермоген! Есть!

1 нояб. 2008



       +++

На рисовальной бумаге сына,
Его серебряным карандашом
Пишу, как горит на бугре осина,
Как калина легла шалашом.

Как ольха у речки голым гола
Черные веточки подняла,
И синица в луче искрится
И в окно со сливы стучится.

Этой Русью утешится сердце, поди,
Только вбок не гляди и вперед не гляди,
А по лесу по кругу ходи.

Попадутся, наверно, опята,
Понаедут на праздник ребята…

Жизнь да жизнь, всюду только она,
И война, что идет, не видна.

5 окт.08

 


       +++

В разрушенном монастыре св. Беды,
первого христианского историка Англии,
есть ниши, куда хочется встать.

Мчатся бесы рой за роем...

Не становись на месте святе,
А если стал, то не беги,
Когда на шелковом закате
Тебя в кольцо возьмут враги.

Невидимо, неотвратимо
Твоим же словом свяжут речь
И все полезут в побратимы,
У ног твоих присесть, прилечь…

Забиться под шатер кровати,
Укрыться на твоей груди…
Как сей мелкопосыльной рати,
Сказать святое – уходи?!

Как вспомнить Имя золотое
Вознесшееся к небесам,
Когда б сквозь чащу сухостоя, 
Он не спешил на помощь Сам!

11 сент.08.
Witton Gilbert. Durham




Новогоднее

Своей стране я пожелаю в Новый год
Остановиться на путях разврата,
Чтоб брат, а не браток искал объятий брата,
Чтоб поворот произошел, не «наворот».

Чтоб отвернуться нам достало сил,
Чтоб слух не угашать в речах лукавых,
Чтоб очи – внутрь! За сердцем правых
Чтобы Господь нас правдой воскресил!

Отцам из пустыни текущим до Москвы,
Желаю полюбить келейные пещеры,
Где Солнцем Правды озарялись вы,
И стоики из вас,  и маловеры!

Не связывайте рук елейной бечевой
Мужам, какую, где не сдавшим баррикаду?!.
Торгует мужество собой и пьет в награду,
Да видит ли «священную армаду»,
Что топит мир в пучине заревой?!

Плачь, книжник над сокровищем веков,
В базарну ночь затопленным водою;
Кострами книжными, как новою звездою,
Эпоху возвестим штурмовиков,



 

Стирающих  лицо с лица земли,
Готовых ко всему, за что заплатят!
Да хватит ли нам слез? Увы, не хватит
Оплакать свой позор в родной пыли.

Родной, гей, Вавилон да будет нам бичом!
Рабов дворовых учат батогами.
«Но прах святых!.. Он не причем!..
Он нас спасет!» – Да он поруган нами…

Далеко отстоят у нас сердца.
Все оболгал «начальник» сей темницы.
Уста глаголют, нет речам конца…
Поверили! И как нам возродится?!

Отечество небесное - в земном!
Предав одно, не верен и Второму.
Рим сдан, что говорить. Но жив подкидыш Ромул,
Лишь сном объят, великим русским сном.

Янв. 2008

 



       +++

Дождь холодней день ото дня. А на Покров,
Глядишь, и вовсе снегом станет.
И встанет жизнь. И новая настанет.
И перейдем в ее окоп, как в ров.

Укрытие для нас и снегопад!
Да застит око Вышнего на наши
Судов по всей земле колеблемые чаши
И мумии сердец, закрытых на засов.

12 окт. 08

 



       +++

На русском много нерусских песен,
Сыплют, сыплют мелочь в карманы,
А то и тебе подадут копеечку в сердце,

Но наши поля не растут чужим серебром.
Вот они вновь обнажились от снега и от безделья,
Лежат против неба: ты, а это вот я!

Только что  жесткой дорогой бока прободили,
Чтобы крутились колеса быстрей и дальше,
Чтобы гостям до завтра скифию эту объехать,

Лиса ли сверкнет под фарой -
Ни маяков, ни вех.

17 марта 2008






      +++

Красавица моя, как за угол зайдешь.
Да как откроются по Яузе мосты
Заходится душа, неужто ты уйдешь,
С лица земли неужто сгинешь ты?

Твои холмы торопятся срастись,
Ходами до Кремля изрезано преданье,
И Пушкина и Лермонтова зданье
Воздвиглись здесь,
в тебя как птицы ворвались.

Хоромы площадей с незавершенным сводом,
И улиц, улиц перелесок, перебой.
И барский дом всем греческим народом
Готовый выступить, как только грянет бой.

 

 

 




 

О пылкий дух отечества святого!
Не в блеске куполов его душа,
А в милости сердец, не наказует строго,
И падшего, к  кому судьба не хороша.

И думать не велит о чужаке худого,
Засмотрится на даль в березовой тоске
И будто спит, иль вспоминает слово
Потерянное в новом языке.


10-17 дек08.



       +++

Пока у мальчиков наших под языком
            спит лермонтовское Бородино,
И девочки про себя
                 «Письмо Татьяны» читают
Россию легко не свалить!

Но бойтесь воплей
                поэзии сладкоплакучей!
Не просто же так Платон
         требовал ей изгнанья
                  из государства вождей.

Способно ленивое сердце
         верить ее причитаньям,
         вторить и множить
                  и кровь отравлять,
                  и ум поворачивать долу…

 

 


 

Откажется воля тогда стоять
         как подпиленная опора
                  в правой жертве и чести.

Все будет плакать душа о себе,
                  все умереть бояться,
Забудет совсем,
         и не напомнит никто,
                  что жизнь эта –
                           это ведь смерть.
И в новую нас родиться
                  никак не пускает!


Лето-3сент.08



       +++

Тот русский, говорю,
                      в ком Русская земля как мать
в тебе живет, стеснив души просторы.

Кому милы
                  холмы под инеем,
Кремля с Кремлем переговоры,
                  чин рек вселенский,
лесов наивный березняк
                  и елей чудо-стать.

Тому невыносимо и грешно
Смотреть на разорение России.
Удерживающей,
                      пока могла,
Хранящей на груди
                      кровавый след Мессии
И на потребу знающей одно. 

22 мар.09



      +++

Обочина едет,
Дорога стоит,
В затылок Москва толчется.
Почти что в песок стоптали гранит,
А в руки звезда не дается.

Не тех ли молоденьких братьев-солдат
Она златоустая память,
Что землю покрыли как майский град,
как цвет небесный полвека назад,
Да в славу их не обрамить.

Не верили в духов, не чтили креста
А молитв, и подавно, не знали,
Жизнь их была как береста,
На которой приказ начертали,

Не слово любви, а слово «умри»,
вышло с белым лицом,
И вспыхнула береста огнем
Перекрестным бойца с бойцом.

Теперь помирились они с душой,
С просьбами нам не снятся,
Разве за наш балаган большой,
За нас как отцы боятся.

 



       +++

Цидония, японская айва,
привитая к российскому бугру,
угрелась, зацвела – а тут мороз,
а после ливень леденящий на неделю,
Не наш, но нашей порождение души
Так всем сказали. А она,
как русского не знала, к земле все жалась,
жалась и… спаслась
Как русской глиной многие спасались
Во времена лжедмитриев, лжевер…

 


            +++

Все ждут дождя, а он ждет, видно, ночи,
Чтоб барабанить в крышу что есть мочи,
Чтоб лить без соглядатаев и спросу,
Кювет наполнить, забытую проржавить косу,
И землю целованьем молодить,
И речку молотить и молотить.

Как мотыльки снуют под лампой на крыльце!
Не вечная, но память об отце,
Тесал с охотою фигурные столбы,
Лишь бы дочурке в радость, в счастье бы!
Но обходило счастье стороной,
Но и несчастья не знавали зной.

Разве полуденный, июльский, трудовой,
Когдамашин, когда - и сердца вой,
Разве теснотами всечасно тяготясь,
Свободой мучились, у классиков учась,
И примеряли их дворянские слова,
И кругом шла иной год голова.

Теперь, перед дождем, перед грозой
Разлили запахи богатою лозой,
И дышит вечер нового обряда,
И ничего уж от земли земле не надо,
Лишь человека чтит, его словесный сан -
Не противолежит он небесам.


 


на главную страницу